March 20, 2016

Please reload

Недавние посты

Семья года 2018 г.

November 29, 2018

1/2
Please reload

Избранные посты

ВОЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ КЕГЕРА ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО ПЕРИОДА

March 20, 2016

 

В Кегере из трех братьев Пираловых  Исхак и Омар были полковниками.

Предки Пираловых Абдулбуттай и его брат Парилав тоже имели чин полковники. Упоминание о них было выше в книге " Поколения поколениям”. Благодаря  стараниям  и помощи  брата Магомеда Исхак и Омар получили военное образование в России. В конце этого рассказа мы представим сведения  об их послужном списке и военном пути.

 Магомед  жил в Кегере в доме, рядом с которым сейчас находится медресе. Это был по тем временам добротный большой дом с внутренним ухоженным, чистым двором. В таком состоянии ухоженности всегда поддерживала его Шамилил Аша, жена Шамиля сына Магомеда Пиралова.

 

 

 

 

В местечке, называемом Укикь, у братьев было три дома. На таких хуторах у горцев обычно были дома, где они проводили летнее время.

 

 

Остатки многих таких малых поселений и сейчас можно найти в окрестностях Кегера. Там они ухаживали за садом или огородами, смотрели за скотом. В основном вели сельскохозяйственные работы, делали заготовки на зиму. Сейчас стараниями Парилава, Арсена, Магомеднаби, Шамиля, Нины - правнуков Магомеда, идет восстановление домов на этой земле. За период советской власти дома Пираловых, переданные колхозу, пришли в упадок. Фактически от них остался один фундамент.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Произошедший в семнадцатом году двадцатого века переворот кардинально изменил судьбы людей. Пришлось оставить военную  службу и вернуться в Дагестан также и братьям Омару и Исхаку.

 

 

 У Исхака было три жены: Батиня, его двоюродная сестра - дочь Абдулбутая, Равзат из Чоха и Нина, русская по происхождению. Из троих его детей Шайруман и Микаил после прихода большевиков эмигрировали в Турцию. Самая младшая, Нина, умерла в раннем возрасте. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Омар был любимцем семьи. Когда он приходил в гости, это был праздник для взрослых и детей. Сохранилась фотография, на которой Омар Пиралов вместе с семьей Исхака: юным  Микаилом, молодой Шайруман и Ниной женой Исхака. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 В период становления новой власти нужны были военные специалисты для создававшейся в государстве армии. В государстве проводилась политика привлечения старых офицерских кадров для создания Красной  Армии. Так Пиралов Омар был приглашен на должность заместителя военного комиссара Гунибского округа Омарова - Чохского (Никал Магомед). Из воспоминаний родственников известно, что между ними сложились хорошие дружеские отношения. Возможно еще и потому, что жена старшего брата Магомеда Муслимат была из Чоха, и сестра Разият была выдана замуж в Чох. Часто они вместе во время перерыва спускались на лошадях из Гуниба в хутор Укикь, чтобы пообедать и отдохнуть. Действительно, это место по своему микроклимату настоящий оазис. Протекающий через участок ручеек создает приятную прохладу даже в самый жаркий день. По праздникам или различным поводам жители разных селений и сейчас приходят сюда на отдых, организуют пикники.

Интересна история женитьбы Пиралова Омара. По предложению брата Магомеда для выбора невесты они отправились в Кази-Кумух. Они поехали в семью Казикумухского хана, с которой их связывали родственные связи - бабушка Айшат жена дедушки  Ахматхана была из Кумуха. О близком  родстве семьи Пираловых  с высшей аристократией Кази-Кумуха и, что они считаются одними из потомков Мухамад-хана Кази-Кумухского, упоминается в материалах  “Восстания дагестанцев и чеченцев в послешамилевскую эпоху и имамат 1877 года” (Айтберов Т.М., Дадаев Ю.У., Омаров Х.А., Махачкала, 2001). 

Побывав в Кумухе, братья возвращались домой, и не было у них согласованного решения по выбору невесты - цели их поездки в Кумух. Догнав Омара, Магомед спросил его:

-  Неужели ни одна из девушек не понравилась тебе?

- Много, Магомед, хороших девушек мы видели, но возможно и в Кегере найдется девушка, которая выйдет за меня. Может быть,  Батимат – дочь Умахана. Всему, что нужно, я сам ее научу.

Удивленный Магомед сказал: 

- Любая девушка, Омар, почтет это за честь. Сделаем, так как тебе хочется. 

Рассказывают, что Омар учил Умаханасул Батимат всему, что еще не было привычным и принятым в нашем селе, даже как правильно застилать постель. Также первой, кто научил стелить простынь на кровать в нашем селе, была его бабушка Айшат из  Кумуха. 

Сейчас мы можем лишь догадываться, почему Пиралов Омар принял такое решение о женитьбе,   которое удивило брата Магомеда. Видимо, - зная отношение большевиков к  знатным по происхождению  людям, он пытался оградить от репрессий и других людей. Но и Батимат не удалось полностью избежать репрессий. После убийства Пиралова Омара ей пришлось хоть и короткое время провести в тюрьме. 

 Возвращаясь к повествованию о Пиралове Магомеде,  можно предположить, что у него из разговоров с братьями и в результате осмысления исторических событий того времени сложилось определенно не очень лестное мнение о большевиках.  Он настойчиво говорил Омару, что с большевиками нам не по пути. Омар, видевший в России массовое движение большевиков и их действия по установлению диктатуры, говорил Магомеду: "Большевиков настолько много, что если их уложат  в ряд и дадут нам кинжалы, и тогда мы не сможем их уничтожить". Влияние   старших и послушание им в Дагестане было непререкаемо, Омар не мог идти против воли старшего брата.

Примером аналогичного отношения к сложившейся ситуации является случай, произошедший во время встречи   Сайфулла-кади и имама Наджмуддина  Гоцинского  на горском съезде в Анди в августе 1917 г. О нем  рассказал внук Сайфуллы-кади в книге о Сайфулле-кади Башларове.

Сайфулла-кади Башларов - крупный ученый, общественный, политический и религиозный деятель Дагестана и России второй половины XIX и начала XX века. Он - муршид тарикатов Накшбандийя, Шазалийя, Кадирийя, Шейх мусульман Сибири, Уйгурии, Туркестана, Башкирии, Татарии, Дагестана и Северного Кавказа. Сайфулла-кади был муфтием Дагестана и Северного Кавказа с 1909 по 1919 год. Он также является одним из основателей и учредителей Союза (лиги) мусульман (1905 г.) и его сопредседателем. Сайфулла-кади - активный участник восстаний в Дагестане в 1877 году, за что и был отправлен в ссылку в Саратовскую губернию. В 1913 году Сайфулла-кади возглавил антиписарское восстание в Дагестане, и благодаря его усилиям  кровопролитие было предотвращено. Впрочем, он все равно был сослан, на этот раз в Казанскую губернию. 

После начала Первой мировой войны в 1914 году Сайфулла-кади был реабилитирован и вернулся в Дагестан, где и продолжал работать муфтием. В период смут и революции 1917 года, будучи муфтием Дагестана и Северного Кавказа, Сайфулла-кади одновременно работал заведующим кабинетом духовных дел Военно-революционного правительства Дагестана, членами которого были шесть человек: Махач Дахадаев, Сайфулла-кади, Д. Коркмасов, У. Буйнакский, Сайд Габиев и А. Тахо-Годи.

Сведения об этой встречи   Сайфулла-кади и имама Наджмуддина  Гоцинского, приведенные в книге, были составлены со слов Камиля Шейхилова, уроженца сел. Читаб Чародинского района, очевидца беседы между Сайфуллой-кади и Наджмуддином Гоцинским в Анди. КамильШейхилов был  мужем Халун, дочери Пиралова Магомеда 

“…На следующий день после избрания Гоцинского имамом, когда все приглашенные прибыли в селение Анди, с имамом встретился Сайфулла-кади, между которыми произошла следующая беседа:

Наджмуддин  Гоцинский спросил:

-Зачем ты пришел в качестве посланника большевиков?

-Я пришел не как посланник большевиков, а как твой кунак, - ответил Сайфулла-кади.

- И что ты хочешь мне предложить?

-Я не распределяю руководящие должности, не назначаю и не снимаю с них. Но если ты встанешь на сторону большевиков, то ты станешь вместо меня руководителем Отдела духовных дел. А я сам уеду в Ницавкру и займусь духовным воспитанием молодежи.

-Что касается меня, то мне не нужно ни власти, ни должности, ни богатства. Все, что я делаю, - я совершаю по воле народа. Если народ против, я не стану воевать с большевиками.

-Сил у большевиков, которым ты противостоишь, становится все больше и больше по всей России. Не то что в Дагестане, но и по всей России нет силы, которая может остановить их. Тем более ты со своими кинжалами их не остановишь. Пойми, пока мы, духовенство, существуем, большевики вынуждены будут считаться с нами. Приняв их сторону, мы тем самым сможем оставаться мусульманами и наставлять людей на путь истины, но если ты пойдешь против них, то они уничтожат весь цвет дагестанского народа. Останутся только женщины и дети, которым они будут диктовать свои условия. Твой путь ведет к погибели.

 Немного подумав, Наджмуддин Гоцинский покачал головой, огляделся вокруг и сказал, что все уже зашло слишком далеко, люди не поймут его поступка, и он не может настоящее повернуть вспять. Расставаясь, Наджмуддин Гоцинский спросил шейха, что же произойдет с самими большевиками впоследствии? Сайфулла-кади попросил принести ему два речных камня, после этого в свите Гоцинского раздался смех: «Не побить ли хотят имама?!»

-Вот что будет с ними, - ответил шейх, взяв в обе руки по камню, потер их друг о друга, объяснив этим, что большевики вскоре начнут уничтожать сами себя. 

В дальнейшем это предсказание сбывалось  и в  репрессиях 37 года, когда большевики убивали друг друга по доносам и приговорами, так называемых судебных “троек”,  и окончательно в декабре 1991 года, когда Борис Ельцин провёл с президентом Украины Леонидом Кравчуком и главой белорусского парламента Станиславом Шушкевичем переговоры о создании Содружества независимых государств. Результат встречи - ликвидация СССР. Наступил конец большевизма и коммунизма.

События же в Дагестане в 20-х годах развивались, следующим образом.

С большевиками  в тот период в Гунибском округе  вели борьбу полковник   А. Алиханов, полковник Магомед  Джафаров, уроженец соседнего с Кегером  села Кудали и хороший знакомый Омара Пиралова.

Обстоятельства теперь сложились так, что и Омар Пиралов  был вынужден, возможно, и под давлением брата, вступить в открытую борьбу с большевиками.

Произошло это следующим образом:

В один из дней Омар Пиралов зашел к Омарову-Чохскому и попросил отлучиться на хутор по известию, что его жена на хуторе повредила ногу. Вскоре вслед за ним и Омаров- Чохский отправился на хутор, так как решил, что произошло что- то серьезное с женой Омара и надо  проведать их.

Когда он подъехал к хутору, то к своему удивлению никого там не обнаружил. В это время на краю Кегерского плато, к которому ведет извилистая дорога, раздался сигнальный выстрел. С нехорошими предчувствиями Омаров- Чохский  ускакал обратно.

Предчувствия не обманули Омарова-Чохского.  Пиралов Омар и Магомед решили вести вооруженную борьбу с большевиками.

Следующая   встреча Омара Пиралова и Омарова-Чохского  произошла на краю селения Чох, когда они были уже в состоянии противостояния.

Чох, вместе с находившимися там Омаровым-Чохским и его отрядом,   был осажден отрядом Омара Пиралова. Чтобы избежать кровопролития, Омар решил сам въехать в селение и поговорить с  Омаровым - Чохским.

Вот как описывает это событие один из жителей Чоха:  “…на краю селения  появился наездник. Под ним была высокая красивая лошадь.  Когда наездник приблизился, все узнали Пиралова Омара. Остановившись  на опустевшей площади, Омар позвал несколько раз Омарова -Чохского. Когда он вышел,  они вдвоем начали о чем- то разговаривать. Видимо, говорили, что селение окружено, и надо избежать кровопролития.  Постепенно к ним приблизились другие люди и некоторые стали выкрикивать реплики, отчего разговор между двумя бывшими сослуживцами принял резкий оборот. И разговор перешел в опасное противостояние с оружием. Жившая в Чохе сестра Омара Разият  присутствовала при этом инциденте и, вступив между ними, по обычаю она бросила между ними платок, чтобы прекратить вооруженный конфликт. Затем она подошла к брату, обняла его, повернула его спиной к себе, слегка подтолкнула и попросила удалиться”.

 Это была последняя встреча Пиралова Омара и Омарова-Чохского.

   В период революционного переворота семнадцатого года Магомед Пиралов был избран председателем Временного комитета. Для описания исторической обстановки и событий  того периода, расскажем об одном происшествии, участником которого был Магомед Пиралов. 

 После октябрьского переворота в бывших русских императорских  гарнизонах ещё оставались офицеры и солдаты. В Гунибе они были захвачены и содержались в очень трудных, нечеловеческих условиях. Не выдержав, русские офицеры решили бежать. В поисках убежища они некоторое время провели в доме полковника Джафарова из Кудали. Когда турецкие аскеры, находившие в Дагестане, ворвались к ним и требовали от жены Джафарова, чтобы она указала, куда ушли русские, на шум выбежал племянник. В стычке с аскерами он ранил одного из них. Племянник был схвачен, но пришедший затем Магомед Пиралов освободил племянника и отвел его в комендантскую для проведения дальнейших дознаний и в последующем отпустил домой. В те смутные времена в Дагестане, кроме турков, побывали англичане и деникинцы, пока к власти не пришли большевики.

 Исполнительный комитет после захвата большевиками   Петровска выехал в горы. Первое появление его членов было в Гунибе. Там собрались Пиралов, Карнаилов, Магомед Кади Дибиров, Хаджи Мурад Арацханов и выступали от имени Исполкома. Под влиянием Узун Хаджи - известного шейха из Салта "выступление Гунибского и других округов против большевиков, занявших Темирхан-Шуру, стало неизбежным",- пишет в своих воспоминаниях полковник Магомед Джафаров (Полковник Магомед Джафаров: сборник материалов. Махачкала: ИД "Эпоха", 2005.). Такое мнение сложилось не  сразу. Немедленное выступление против большевиков поддерживали Пиралов и Карнаилов. Другое мнение было, что нужно выступать, если большевики пойдут в горы. Такого же мнения был и Полковник Магомед Джафаров. 

Возможно, это была ошибка, которую совершили противники большевиков,  да и не только в Дагестане. До прихода большевиков отряды под руководством полковника Джафарова выдвинулись против Деникина в район Грозного. Кроме того, велись переговоры о получении помощи для борьбы против Деникина из Азербайджана. Таким образом,  непреднамеренно была оказана услуга большевикам в ликвидации деникинцев.

Еще одна история, которая характеризует период Гражданской войны в Дагестане и переплетение событий и судеб людей, произошла 1 октября  1920 г. в Хунзахе. Сюда из Порт-Петровска прибыл батальон Дагестанского полка большевиков. В крепости состоялось совещание под председательством командира дагестанской бригады Осиповского в составе военкомов: Атаева, Кундухова, Игнатьева и др. Силами повстанцев гарнизон крепости был окружен. Повстанцы предпринимали не только военные действия, чтобы захватить гарнизон, но и делали попытки вернуть в свой стан Абумуслима Атаева. Отношение Атаева к Гоцинскому и Кайтмазу Алиханову было неприязненным из-за ссоры с ними. Ему пришлось, опасаясь преследования с их стороны, перейти на сторону противника, и он оказался в стане большевиков. Полковник Джафаров хорошо знал Атаева. Было понятно, что в конфликте основную роль играет честолюбие участвовавших в конфликте горцев, и он пытался воздействовать на Гоцинского,  чтобы примирить их и вернуть Атаева в ряды повстанцев. Гоцинский отказался даже от попытки примирения. Джафаров вспоминал. "Я уверен, что не будь Нажмуддин в тот момент таким неуступчивым, Атаева мы на нашу сторону пригласили бы". Дважды повстанцы посылали в крепость парламентеров. Один раз было сделано предложение  сдать крепость в обмен на свободный проход гарнизона в г. Темир-Хан-Шуру, на что от осажденных был получен отказ. Второй раз парламентеры прибыли с письмом от Гоцинского и Алиханова, заверенным полковником Омаром Пираловым, лично знакомым с Атаевым, который, взывая к прежней дружбе,  просил Атаева сдать крепость. Но и на этот раз ответ был отрицательный. Так Абумуслим сделал свой выбор и остался вместе с большевиками. Зачастую в период Гражданской войны в Дагестане, как мы видим в вышеприведенном примере, бытовые ссоры или разногласия  могли определить, с кем человек связывал свою дальнейшую судьбу. Эта история со ссылками на архивные материалы приведена в книге Доного Хаджи Мурада "Нажмуддин Гоцинский: Общественно политическая борьба в Дагестане в  первой четверти 20 века". Махачкала,2005.

Другой эпизод из военных историй Пиралова Омара и Пиралова Микаила описан в книге “ Дагестан и дагестанцы”  (Serafeddin Erel), когда для руководства повстанцами в Дагестан приехал  Саид Шамиль, внук Имама Шамиля. Здесь мы приводим отрывок из указанного сочинения (в переводе  Омарова Нурмагомеда):

"… Прежде чем начать военные действия в Дагестане Саид Шамиль встретился с Грузинским  главой государства и главой французской военной миссии полковником Коком с целью выяснения, насколько они могут помочь в борьбе с большевиками. Вероятно, получив обнадеживающий ответ от полковника Кока, Саид Шамиль назначил ответственными чеченца полковника Муртазу Аликулиева, дагестанцев полковника Мухаммада Хандиева и сотенного Микаила Пиралова за поддержку связи с полковником Коком и за доставку возможной военной помощи через перевалы муджаидам (повстанцам). Везде Саида Шамиля встречали со знаменами его деда Имама Шамиля. Саиду Шамилю  было тогда всего 20 лет. Несмотря на молодость, он взял команду на себя. В первое время главой штаба был  полковник Омар Пиралов. С военной точки зрения нужно было в первую очередь уничтожить гарнизоны противника на ключевых высотах. Выполнить  задачу  ограниченными средствами, которыми располагали горцы, было не просто. Противник, зная об отсутствии средств у горцев, провел одновременно атаку с трех гарнизонов и взял под контроль близлежащие населенные пункты. В ответ на это  повстанцы, произведя ряд вылазок, постарались отбросить врага и отрезать их от гарнизонов. 23 сентября 20 года муджаиды решительным ударом захватили Ботлихский гарнизон. Были  уничтожены войска врагов в ущельях близ селения Карата. Командир Давидов и комиссар Кундухов были взяты в плен. Противник решил перейти в оборону. И направили на Дагестан 11-ю  дислоцировавшуюся в Азербайджане, которая сыграла решающую роль в захвате Дагестана большевиками".

 Саид бею «удалось горными тропами, после тяжелого двухмесячного перехода добраться, наконец, до Нахичевани, а отсюда – возвратиться в Турцию. Встреченный на границе турецкими офицерами, Саид-бей был ввиду крайне болезненного состояния незамедлительно отправлен в Эрзрумский военный госпиталь». После двух месяцев лечения Саид-бей вернулся в Стамбул.

Рассматриваемые события 1920-1921 гг. явились знаменательными в истории Дагестана своим ожесточенным противостоянием двух враждующих сторон. Как признался впоследствии Самурский (С 1921 нарком внутренних дел и зам. пред. ревкома Дагестанской АССР, организовал "чистку" среди политических противников и поддерживавшего их гражданского населения. Силовыми методами ликвидировал в Дагестане шариатские суды, введя вместо них подконтрольные РКП(б) "народные суды". С конца 1921 пред. ЦИК Дагестанской АССР.- Прим.сост.) , “ни одной из восточных республик нашего великого Союза не пришлось выдержать борьбу со столь организованной реакцией, как это выпало на долю Дагестана”. (Из книги: Доного Хаджи Мурад. Нажмуддин Гоцинский. Махачкала, 2011.  С. 350).

Please reload

Мы в соцсетях
Please reload

Поиск по тегам
Please reload

Архив
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square