March 20, 2016

Please reload

Недавние посты

Семья года 2018 г.

November 29, 2018

1/2
Please reload

Избранные посты

Годы первой мировой войны и революции

March 20, 2016

 

ервая мировая война не оказала существенного  влияния на жизнь людей  нашего аула.  Они, как и до войны, были заняты своим хозяйством: содержали овец-коз, выходили весной вспахивать свои поля, некоторые  отправлялись в Баку на заработки.


В Первой мировой войне участвовали  из нашего аула 3- 4 человека, и все они вернулись домой. Один из них – Гаджияв из тухума Малачиевых удостоился Георгиевского креста. Тогда эта награда была почетной, ее давали за  храбрость и мужество в военных операциях. Солдату - кавалеру Георгиевского креста даже офицер должен был отдавать честь.  
Имена кавалеров трех Георгиевских крестов золотыми буквами написаны на стенах Георгиевского зала Кремля. Среди них есть и имя нашего земляка – кудалинца  Халакова. Ордена  "Святая Анна" с лентой удостоился на русско-японской войне Пиралов Омар. (Высочайшим приказом награжден Орденом св. Георгия и Георгиевским оружием, за отличия в период Первой мировой войны 1914-1918 гг.
ПИРАЛОВ Омар Ахмет-Хан, шт. - ротм., 17-й драг. Нижегородский п., 4 ст. — ВП от 06.07.1915. Ф.400. Оп.9. Д.34953. Л.32 об. (1914); Ф.409. Оп.1. п/с 2644 (1910).:  – Прим. сост.)


 А Гаджияв из нашего аула был на турецком фронте кавалеристом-разведчиком. Как-то в перестрелке с турками он потерял коня, который упал замертво от вражеской пули. Те, кто с ним находились на задании, были уже далеко впереди. А он, сидя на седле, снятом с убитой лошади, был охвачен грустными мыслями. Вдруг он заметил, что один из турецких  всадников, отдалявшихся с места перестрелки, повернув коня обратно и едет прямо на него. Подойдя к сидящему Гаджияву, турок на с саблей в руке и нагнулся с коня, собираясь сразить его. Но проворный  Гаджияв успел  увильнуть, и ударить снизу своею саблей турка в шею и турок свалился с коня. Тут же Гаджияв вскочил в седло трофейного коня, поскакал вслед за своими однополчанами и вскоре догнал их. На следующий день командир полка повесил Георгиевский крест на грудь храброго кавалериста, не спрашивая, откуда он родом, какого вероисповедания, были ли родители судимы, находились ли они за границей. 


В 1917 году, после свержения царя многие наши земляки, находившиеся в Баку, вернулись домой. В то время там начались азербайджано-армянские погромы.
В том же 1917 году и в Дагестане началось брожение. Распространялись  призывы к борьбе за самостоятельность Дагестана и создание шариатского государства. Если дагестанцы в эпоху имама Шамиля воспринимали беспрекословно такие призывы, считая их справедливыми, то в начале двадцатого века не все соглашались принимать на веру такие призывы. Многие считали, что за ними нет будущего. На этот раз шариатскими  предводителями стали Узун Хаджи Салтинский и Нажмуддин Гоцинский. Узунхаджи был человек низкого роста, который ежегодно держал трехмесячную уразу, 40 дней  оставался в халвате, т. е. в маленькой комнате-келье, подобной землянке, питаясь куском хлеба с водой. Хадж он совершил 7 раз. (Узун Хаджи Хайир (1847- 1920) – родился  в сел. Салта Гунибского округа. Религиозный деятель, сторонник идеи национально-освободительного движения. В молодости как ярый противник царского управления подвергался аресту. В 1916 г. вернулся из ссылки, пользовался большим авторитетом среди горцев Дагестана и Чечни. Боролся против деникинской армии. В 1919-1920 гг. - один из почетных председателей Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, созданного для руководства восстанием против Добровольческой армии.  В 1919 г. создал северокавказское эмирство (эмират) со столицей Ведено в Чечне и был его руководителем. Со смертью Узун Хаджи его государство распалось. Похоронен в Ведено. См.: Доного Хаджи Мурад. Нажмуддин Гоцинский: общественно-политическая борьба в Дагестане в первой четверти XX века. Махачкала, 2005 .С. 372. - Прим. ред.). Нажмуддин Гоцинский был знаменитым ученым, поэтом, который сочинял целые поэмы на арабском языке. Ежегодно он раздавал в своем ауле садака-милостынью: по одному барану каждой семье. Две его дочери также владели арабским языком. (Нажмуддин Гоцинский – аварец, политический деятель, один из лидеров мусульманского движения в Дагестане в 1917-1921 годах, родился в 1859 году в селении Гоцо Аварского округа Дагестанской области. После смерти отца и брата получил большое наследство: около 10 тысяч баранов, пастбища на плоскости и в горах. В мае 1917 года, на 1-м съезде горских народов, который проходил во Владикавказе, Гоцинский был избран муфтием Северного Кавказа и вошёл в состав сформированного Центрального комитета Союза объединённых горцев Кавказа, Горского правительства. На 2-м съезде горских народов, который проходил в августе 1917 года в Дагестанском ауле Анди, Гоцинский был провозглашён имамом Северного Кавказа. В этот период Гоцинский находился на пике своего могущества. В январе 1918 года отряды Гоцинского заняли столицу Дагестана того времени Темир-Хан-Шуру (ныне город Буйнакск), штаб его войска в зиму 1918 года находился в Нижнем Казанище. В марте 1918 года войска имама захватили город Порт-Петровск (ныне Махачкала), свергнув Советскую власть. Однако в апреле 1918 года Нажмуддин Гоцинский был вынужден оставить Порт-Петровск, и отступить в горные районы Дагестана. В сентябре 1920 года в горных районах Дагестана при участии Гоцинского был поднят антисоветский мятеж, который был подавлен в мае 1921 года. После подавления мятежа Гоцинский бежал в Чечню. С 1921 года, вплоть до ареста он скрывался на территории Чечни и Хасавюртовского округа. ОГПУ совместно с частями Красной Армии начали одновременно сжимать кольцо вокруг Гоцинского. Его отряд с боями отошёл в лесистые места горной Чечни. 30 августа 1925 года под хутором Ведучи произошёл бой, а 5 сентября группой высокопоставленных чекистов, Гоцинский и несколько его сподвижников были арестованы. 28 сентября 1925 года в Ростове на Дону Нажмуддин Гоцинский был расстрелян по решению представительства ОГПУ. Подробнее о нём см.: http://rostov.kavkaz-uzel.ru/articles; Доного Хаджи Мурад. Нажмуддин Гоцинский: общественно-политическая борьба в Дагестане в первой четверти XX века. Махачкала, 2005;Он же. Нажмуддин Гоцинский.//chechen.or;  Тахо-Годи А. Революция и контрреволюция в Дагестане. Махачкала, 1927. С. 26- 29 - Прим. ред.).
После свержения царя Узун  Хаджи Салтинский и Нажмуддин Гоцинский начали собирать у себя представителей аварских аулов. На этих меджлисах-совещаниях они обсуждали вопросы о политической ситуации в Дагестане, советовались, как выгнать из Дагестана русских и тех, кто за деньги продал им нашу Родину. Один из представителей нашего аула, присутствовавший на одном из таких меджлисов, проведенном в ауле Араканы, Тулпаров Магомедханрассказывал, что Нажмуддин был человек высокого роста, тучного телосложения. Говорил, что он через каждые 5- 6 минут пил воду из рядом стоящего кувшина. Окружавшие его люди говорили, что у Нажмуддина в груди горит огонь от мыслей о будущем Дагестана, поэтому он старается водою погасить его. 
В 1918 году на помощь братьям-мусульманам в Дагестан прибыли две турецкие дивизии. Их штаб находился в Кумухе. В дивизии  были два генерала  (паши):  Анварбек и Казимбек. Впоследствии эти имена дал своим сыновьям Шихминдаров Абдулкадир из нашего аула. У нас в ауле турки начали приучать наших молодых ребят к армейским порядкам. Учили их петь турецкую песню, которая начиналась словами: "Туркарми  юр-юр"», выполнять такие команды, как: "Ишан  ал!" ("Прицелиться!"). Не выполнявших их команды они избивали палками. Сами турки и тем более их палки были не по душе нашим односельчанам. К тому же в Дагестане турки вскоре заболели дизентерией.  В сражении на перевале Атлибоюн за освобождение города Порт-Петровск от  войск генерала Деникинской армии Бичерахова – "неотступающие в бою турецкие аскеры" понесли большие потери. 
Осенью 1918 года, узнав, что в Турции в результате переворота свергли султана, турки покинули Дагестан. Больше они не вернулись в Дагестан. 
1918 году Пиралов Исак создал свою гвардию во главе с сыном капитаном Микаилом Пираловым. В эту гвардию он взял 9-10 молодых ребят и из своего родного аула. Раздал им коней и оружие. Но вскоре под влиянием большевистской агитации эти ребята сбежали и приехали в аул на этих же конях.  Среди них были Магомедов Исрапил, Угусилов Исак, Угусилов Магомед и др. Вскоре за ними в аул прискакали казаки, чтоб забрать их обратно. Но казаки так и не нашли их, уже успевших скрыться в Гьарахъ, и уехали, забирая  своих коней. В том же 1918 году, после развала армии вернулся в родной аул  полковник Пиралов Омар. Рассказывают, что он все деньги из полковой кассы привез с собой. Позже, когда он строил себе дом в Укитле, мастерам платил ежедневно. В самом деле, эти деньги были в свежих купюрах, как будто их только сегодня выдали  из кассы. Не зная об истории этих денег, мастера пустили слух, что, мол, у Омара есть станок, на котором он печатает свои деньги. 
Омар женился на Батимат – дочери Умахана и жил в Укитле. Работал в Гунибе военным комиссаром вместе со своим однополчанином  НикIал Омаром из Чоха (Так в оригинале, но следует НикIал МухIамад - Магомед Омаров-Чохский. - Прим. ред.). Рассказывают, что он каждый день приезжал на Хубухскую (Хъубухъ) площадь обучать наших ребят строевой подготовке. 
В 1919 году более 600 казаков гарнизона Гунибской крепости под предводительством полковника ШокъгIали из  Чоха старались перебраться в Темир-Хан-Шуру.  Войска Нажмудина Гоцинского в Гергебиле преградили им путь. Когда возвращались, куппинцы и салтинцы устроили засады и  истребили их всех у аула Куппа и вблизи Железного моста.  В этой страшной операции наши люди не участвовали. Ибрагим из ЧIинабакъда, который встретил эту длинную кавалькаду казаков, когда он подъезжал на своей арбе к хутору Аюба, говорил, что, мол, их предводитель – гордый офицер из Чоха не ответил на его салам, поэтому они были достойны истребления.                   
В 1917-1919 годах много было сражений в Дагестане, особенно на плоскостных землях, против деникинцев, английских интервентов, большевистских войск. 
В начале 1919 года войско Нажмуддина Гоцинского под руководством полковника Магомеда Джафарова из Кудалинанесло крупное поражение большевистскому отряду во главе с Сафаром Дударовым.
 (Магомед Джафаров, аварец, родился в сел. Кудали Гунибского округа в 1884 г. в семье офицера Джахбар Хаджиява. В 1907 г. произведен в офицеры. Сражался на фронтах Первой мировой войны, на австрийском фронте. Был избран членом полкового комитета. В марте 1917 г. вернулся в Дагестан, стал командиром маршевой сотни, сформированной в Темир-Хан-Шуре, где он был избран в Темир-Хан-Шуринский совет солдатских и рабочих депутатов. В апреле 1918 г. после ранения полковника Халилова и контузии Каитбекова Джафарова назначили командиром полка и начальником отряда. Совместно с прибывшими турками он боролся против Советской власти, был назначен начальником гор. Темир-Хан-Шуры. При Горском правительстве в 1919 г. стал губернатором и командующим войсками Чечни. После оккупации Дагестана Добровольческой армией Джафарова назначили командиром полка, который участвовал в подавлении антиденикинского восстания народов Дагестана. Полк Джафарова сражался и на Царицынском фронте. Джафаров принимал активное участие и в антисоветском восстании, организованном Гоцинским в 1920-1921 гг. Когда крепость Гуниб была осаждена Гоцинском, боевыми действиями там руководили кудалинец М. Джафаров и кегерец О. Пиралов. С окончательным утверждением Советской власти в горах Дагестана М. Джафаров был убежден в том, что новая власть не простит ему службу у "контрреволюционера»  имама Гоцинского. Известно, что в годы Гражданской войны кудалинский и кегерский конные отряды сторонников Джафарова и Пиралова достигали  от 300 до 500 человек. Был инспектором Красной Кавалерии в Москве. Репрессирован. Реабилитирован посмертно 28 февраля 1980 года. Имел награды:  ордена Св. Анны 4 ст.  с надписью «За храбрость",  Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 2 ст. с мечами, Золотое геогргиевское оружие и др. Подробно см.: Полковник Магомед Джафаров М.: Сборник материалов. Махачкала, 2005. - Прим. ред.). 
В сражении в Араканском ущелье погибло 950 человек из этого отряда. Сафара Дударова взяли в плен и расстреляли. И в этом сражении наши люди не участвовали.
Кегерцы приняли участие в наступлении войск Н. Гоцинского в 1919 году на Порт-Петровск. Среди участников этого похода были 30- 40 человек из нашего аула. Их группой командовал Микаил – сын Исака Парилова. 
Как рассказывал об этих событиях Давудов Салих, перед наступлением на одной из полян горы Тарки  мюриды совершили долгий коллективный джамаат-намаз. После совершения намаза Нажмудин выступил перед мюридами и сказал: "Я видел прошлой ночью во сне сражение у Байт-уль-Мукаддиса, где пророк Мухаммед истребил кяфиров и одержал победу. Иншааллах и мы победим! " (Байт-уль-Мукаддиса, вернее: Байт   ал-Макдис или: Байт  ал-Мукаддас, что значит "Священный дом" или ал-Кудс - "Святыня" - историческая столица Палестины - Иерусалим, представление о святости которой перешло в ислам из христианства и иудаизма вместе с почитанием ветхозаветных  пророков  и Иисуса как предтечи Мухаммада, как священное место занимает весьма высокое положение среди мусульманских святынь. - Прим. ред.). 
Отряды мюридов ринулись вниз в атаку с горы Тарки.  Но оказалось, что  большевики сильно укрепили свои позиции. Особенно сильный урон мюридам нанесли обстрелы с корабельных орудий пароходов, подплывших близко к городу, и вражеские пулеметы. Один из мюридов - акушинец, крупного телосложения, с красным лицом,  выходивший к краю горы Тарки, высоко подняв саблю над головой  с возгласами: "Ля илляха…",  не успел докончить. Взорвавшийся рядом снаряд  корабельного орудия разрезал его   тело пополам. В этот  день погибло более 120 мюридов, но захватить город не удалось. Группу мюридов - участников этого похода Микаил из нашего аула не пустил вперед в атаку, объяснив командиру Магомеду Джафарову из Кудали, что они еще молодые и необстрелянные ребята. (На самом деле в этом бою Джафаров М.,как утверждают советские, да и нынешние издания тоже, участие не принимал. В действительности в нападении на Порт-Петровск принял участие Шапи Джафаров - брат М. Джафарова. О причине его неучастия в этом походе и о нём самом более подробно смотрите ниже. - Ред.).
Наш односельчанин Гаджиаскар в тот день вышел к краю горы Тарки и хотел выстрелить из ружья-кремневки, но оно дало осечку. Говорят, что именно тогда он выговорил, обращаясь к своему ружью: "ГIебудбикI (буквально - в шиле нуждающийся), когда-нибудь ты убьешь хоть одного человека? " Смысл этих слов заключается в том, что прежде чем выстрелить из кремневки, приходилось почистить шилом дырочку в дуле, а затем кресалом создать искру для пороха. 
Микаил, быстро подбежав к Гаджиаскару, потащил его назад и этим спас  его от шальной пули. Благодаря стараниям Микаила  все односельчане вернулись с этого  похода живыми и невредимыми. (Об этом походе, в котором приняли участие представители почти всех сёл нашего района, в советский период говорили мельком и слишком тенденциозно. Думаю, что будет здесь уместно привести свидетельство современников и очевидцев того периода, который до недавних пор был закрытым. Вот  что пишет М. Дибиров о походе: "В то время, когда призванные на газават нажмуддциновские отряды вернулись в Петровск, за ними по пятам шли наступающие из Баку на Петровск части Красной Гвардии. Эти части, а также возвращающийся с Турецкого фронта Туркестанский полк на пароходах с моря, окружили город Петровск. Это было 24 апреля 1918 г. С Нажмуддином оставалось мало войска. Вместе с этим войском он после непродолжительной перестрелки отступил из Петровска. В это время большевики получили подкрепление из Астрахани. Но Туркестанский полк на второй день оставил город и уехал в Россию. Нажмуддин остановился в г. Т.-X.-Шуре и там продолжал призывать народ к газавату. Кроме того, он вызвал из Хунзаха Кайтмаса Алиханова с его артиллерией и войском. Таким образом, в течение двух-трех дней в сел. Кумтор-Кала собралось около десяти тысяч человек горцев и жителей равнины. Кумыкские селения собрали для них деньги и продовольствие. Нажмуддин, вновь собрав достаточно большие силы, приготовился наступать на Петровск. 27 апреля 1918 г. войска пошли в наступление на город. Сами большевики им не могли оказать сопротивление, и, сев на пароходы, готовились отступать. Но в это время им оказали большую поддержку городские жители и рабочие. Последние начали обстреливать из домов и из разных прикрытий войска Нажмуддина. Его дагестанские отряды бились весьма стойко, но бывшие среди них невооруженные хуржунники (сумочники), пришедшие с войском с целью грабежа, начали бежать из города и этим внесли замешательство и панику. Войско также начало бежать. Много нажмуддинцев было убито и ранено. Из Петровска Нажмуддин поехал прямо к себе в селение, а его войска разбежались, кто куда мог. Сами большевики, участвовавшие в этом бою, рассказывали следующее: "Если бы дагестанцы в конце боя выдержали десять-пятнадцать минут, мы бы отступили. В то время среди нас не было организованности. Прибывшие из Астрахани войска не думали вовсе о боях: они ежедневно, разбив винные погреба, напивались и бесчинствовали. И если бы нам не помогли петровские горожане и рабочие, то мы бы быстро были разбиты". Подробно см.: Дибиров М.-К. История Дагестана в годы революции и гражданской войны. Махачкала, 1997 . С.58-59. 
Вот как описывает это поражение профессиональный военный М. Джафаров: "…На другой же день части под главным руководством генерала Халилова выступили в Петровск. Каитбеков за поддержку плана Халилова был назначен начальником группы войск, действующих в районе Петровска. Я категорически отказался принять какое бы то ни было участие в этом диком походе. Я стоял в толпе зрителей, и Халилов, проезжая мимо меня, громко сказал: "Кто носит шапку и кинжал - должен сейчас идти на фронт, а не сидеть дома". И гордо и презрительно посмотрел на меня. Я улыбнулся в ответ с мыслью: "Посмотрим, как вы вернетесь". В этот же день еще до выступления войск весть о принятом ночью решении Исполкома стала известна в войсках. Недовольство было всеобщее и никем не скрывалось. Аварцы и раньше были против похода Алиханова в Петровск. Его отряд выступил крайне неохотно, единственно из-за нежелания влиятельных лиц в отряде открыто отказать в повиновении Алиханову в Шуре. С выступлением Халилова с последними военными силами недовольство перешло в открытое волнение. Масса, волнуясь и считая поражение под Петровском неизбежным, требовала от Исполкома вернуть войска для защиты Шуры. Циркулировали слухи, что большевики уже окружают Петровск и что нашим частям вообще не удастся их встретить за Дербентом. Под давлением ли волнующегося населения или осознав ошибочность принятого плана, но в Исполкоме изменили принятое решение. Заседания не было, но путем переговоров друг с другом члены Исполкома решили послать делегацию в составе Нуха Тарковского и Адиль-Гирея Даидбекова, отозвав войска из Петровска. Делегаты срочно выехали на фаэтоне, но, конечно, опоздали. Когда они подъезжали к Петровску, то попали под огонь большевиков. Дело было уже почти кончено. Наши части были разбиты и бежали. При первом же выстреле большевиков, когда совсем еще нельзя было знать, как развернутся боевые действия, главные герои этого бесславного для Дагестана дела имам Гоцинский и командующий генерал Халилов бежали из Петровска и, нигде не останавливаясь, приехали в Шуру. Боевые же действия сами собой развернулись следующим образом. Когда большевики начали наступать, в городе был Второй конный полк под командой Гамида Халилова. Группа Каитбекова, состоящая из конного полка, отряда Джамиатул-Исламие и собранных из Шуры добровольцев (всего 400- 500 человек), и группа Шапи Джафарова, имевшая в своем составе Гунибский и Даргинский отряды (всего человек 200- 300), подходили к городу со стороны шоссе и фабрики (Петровско-Кавказского). Отдельный отряд Алиханова (в 600 чел.) находился около Петровско-Кавказского и медленно продвигался по пескам к городу. В бой вступил второй полк еще на улицах города. Но внезапность нападения, стрельба по его разбившимся по отдельным улицам частям со всех дворов и окон, стремительность натиска большевиков и орудийный обстрел судов заставили его отступить к фабрике. Офицеры надеялись удержаться в садах, пока подойдут главные силы. Но эти силы, хоть и были очень близко, решили в бой не вступать. Халилов бежал уже давно, а у второго героя внезапно открылись старые контузии, он почувствовал себя плохо и отказался от командования. Второй полк почувствовал замешательство в тылу, потерял присутствие духа и в садах закрепиться не смог. За садами командир полка Гамид Халилов был тяжело ранен. Полк растерялся и в панике бросился бежать. Впереди него бежал отряд Каитбекова, не выпустивший ни одной пули. Алиханов, увидев эту картину, решил не рисковать своим отрядом, быстро отступил к Кумтор-Кале и дальше через Шуру в горы. Подробно см.: Полковник Магомед Джафаров: Сборник материалов. Махачкала, 2005.С. 117- 120. 
А вот как  описываются "Боевые действия в Порт-Петровске в марте - апреле 1918 г." в новейшем учебнике по истории Дагестана: "20- 21 апреля в Порт-Петровске начались боевые действия против войск Гоцинского, которые временно отступили от города. 22 апреля был восстановлен Военно-революционный комитет. 27 апреля возобновилось наступление сторонников имама, которыми командовал генерал Халилов. С юга на город наступали отряды под командованием Н. Тарковского, с севера - М. Джафарова (следует Ш. Джафарова. – Ред.). В распоряжении Порт-Петровского Военревкома имелся астраханский экспедиционный отряд, в который влились части эвакуированного Интернационального полка, а также бакинский Красногвардейский полк и 36-й пограничный Туркестанский полк. В уличных боях участвовали 1000 бойцов астраханского отряда, около 700 бакинских красногвардейцев, более 700 порт-петровских рабочих. В результате боев было много убитых и с той, и с другой стороны. Н. Гоцинский потерпел поражение. В Порт-Петровске была восстановлена советская власть". Кроме естественного для большевиков стремления насадить советскую власть повсюду, где можно, у них были еще и другие основания для того, чтобы укрепиться в Дагестане. Единственный железнодорожный узел, через который Баку снабжался продовольствием, был перерезан. По сообщению продовольственной дирекции Бакинского Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов, результатом порт-петровских событий "явилось полное прекращение подвоза продовольственных грузов по Владикавказской железной дороге, маршрутные поезда, отправленные с Северного Кавказа, были задержаны в Петровске, откуда Дагестанское правительство не пропустило их в Баку". Кроме того, имам попытался, хотя и неудачно, оказать прямую вооруженную помощь муссаватистам, поднявшим антисоветский мятеж в Баку. Не менее заинтересованной оказалась и Астрахань. Город, да и не только он один, через Порт-Петровск снабжался бакинской нефтью. Итак, под ударами бакинского красногвардейского и астраханского экспедиционного отрядов под командованием С. Бурова и В. Ляхова Порт-Петровск был занят. Войска Гоцинского отступили в горы (в Гуниб, Хунзах и другие пункты). См.: История Дагестана (1917- 1960 гг.). Егорова В.П. и др. Махачкала, 2009. С.19- 21. 

Tags: