March 20, 2016

Please reload

Недавние посты

Семья года 2018 г.

November 29, 2018

1/2
Please reload

Избранные посты

О захвате большевиками в 1920 г. аула Кегер

March 20, 2016

 

В 1920 году в Дагестан прибыла 32-я  большевистская дивизия.

Большевики создали партизанские отряды в Ботлихе – М. Кундухова,  Хунзахе – М. Атаева, Мекеги – А. Богатырева, Цудахаре – К. Караева, в Чохе – М. Омарова-Чохского, Шовкре – М. Гаджиева и др. Всех, кто вошел в эти отряды, называли "красными партизанами". Их обеспечили оружием. В действительности, это были военные подразделения, созданные на деньги большевиков. Но в целом, силы у них  были незначительные. 

16 октября 1920 года отряд Алибега Богатырева приблизился к нашему аулу    (А. Богатырева или А. Богатыров (1891- 1920) - пред. Даргинского окружного ревкома и командир даргинских партизан. Подробно см.: Борцы за власть Советов в Дагестане.  Сборник. Махачкала, 1987 .С.60- 63. - Прим. ред.).

С ним были и  группы людей из аулов Салта, Кудали, Цудахар, перешедших на сторону большевиков. С горы Дучлиб вниз, ближе к нашему аулу спустился и лакский отряд.

В это же время прибыл в наш аул предводитель чародинцев Махди-Магомед, сторонник Нажмуддина Гоцинского. На поляне  Хириниб он собрал наш джамаат и обратился к нему с такими словами: "Вскоре из Караха сюда на подмогу придет большая сила, вы должны препятствовать проходу большевиков через селение, задержите их здесь хотя бы на несколько дней".

Присутствовавший на этом собрании Парилов Омар сказал: "Я в России немало видел большевиков. Их армия многочисленна и сильна. Чтобы вступить в бой против них, мы должны иметь большие силы. Жители нашего маленького, величиной в ослиную голову аула, не сумеют перерезать всех их, даже если они сами лягут перед нами". На что глава джамаата Гитингаджи выкрикнул: "Выгоните вон отсюда этого русского!".   

Не воевать против большевиков просили и представители салтинцев, присутствовавшие на этом собрании.  Но наш джамаат не принял и просьбу представителя салтинцев Камалгаджи. В последующие дни, во время последовавших боевых действий, этот Камалгаджи проявил большие усилия, чтоб сохранить наших людей от гибели, особенно тех, кто скрывался в мечети. 

Здесь нужно сказать, что не все наши односельчане шли за Гитингаджи охранять аул от большевиков.  Когда он обратился к Модонисаву, тот ответил: "У меня шестеро сыновей. У всех есть винтовки. Но ни один из нас не пойдет с тобой". Тогда Гитингаджи сказал ему в ответ: "Вы здесь оставайтесь как домоседы-обыватели (в буквальном переводе: "ковырять, копать или ворошить золу".- Прим. ред.).  А мы – мюриды, пойдем на газават, чтобы погибнуть шахидами  и получить за это рай. Это предпочтительнее, чем быть домоседами». 

Не на долго хватило у них решимости идти на газават. Один из предводителей большевиков М. Мамаев из Чоха в своей книге пишет: "Когда услышали выстрелы пулеметов, гранат и мин, кегерская группа разбежалась". (Более расширенную версию см.: В боях за власть Советов: Воспоминания участников социалистической революции и гражданской войны в Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1957. С. - Прим. ред.). Историк Г. Даниялов об этих же событиях писал: "В 17 и 18 октября (1920 г.) Гунибский отряд разгромил под сс. Чох и Кегер одну из группировок банды.  Гоцинский едва спасся, потеряв знамя, печать, все документы". (См.: Даниялов Г. Д. Краткий курс истории Дагестана. Махачкала, 1966 г.  Более подробно и детально об этом см. далее. - Прим. ред.).

 В самом деле, по тактическому плану сражения перед горсткой мюридов из нашего аула была поставлена задача:  закрыть путь большевикам, пока не подоспеют войска аулов андалальского и карахского обществ. Но гонцы, отправленные в андалальские аулы, вернулись ни с чем. Группу карахцев из 27 человек большевики окружили в Гочобе и взяли в плен. Поэтому против более 600 большевиков осталось  80- 90 наших односельчан. По исламским канонам нельзя идти на газават, зная, что погибнешь зря. Основной силе кегерцев пришлось отступить к Гацалу (ГьацIала). Одни зашли в аул и начали стрелять из своих домов. Старики, женщины и дети скрылись в мечети. Выстрелом ружья из окна Магомедтамир (МухIамадтIамир) убил у ворот дома Тулпаргаджи одного большевика. На следующий день большевики схватили его и убили. В аул принесли тело убитого в Гацала Гаджиева Асиялава. Всего бою были ранены 3- 4 наших односельчан и столько же большевиков. До сих пор остались отверстия от пуль вокруг окна Бахтикал Омарил Али.  Он целый день, скрываясь за окном, стрелял так, что рядом с ним образовалась большая горка патронов. Только двоих сумел Али ранить, потом и сам выбежал наружу. (Здесь важно отметиь, что в советской историогафии эти события, как и весь революционный процесс, изображенны однобоко, а иногда и тенденциозно. Работы историков компилированны в основном с трудов М. Джафарова, М. Дибирова и А.И. Тодорского. Вот что пишет начальник 32 стрелковой дивизии Красной Армии А.И. Тодорский в своем известном труде об этом: "17/10 батальон 284 полка совместно с отрядом Богатырева после упорного уличного боя занял аул Кегер… взяв 34 пленных" Подробно см.: Тодорский А. Красная Армия в горах. Действия в Дагестане. М., 1924.С. 68).

А вот описание указанных событий очевидцем, руководителем партизанского отряда К. Караевым: "15 октября 1920 года цудахарский конный партизанский отряд прибыл в расположение штаба фронта. Правильно организованный и хорошо вооруженный отряд явился необходимым дополнением к нашим частям. Теперь командующий фронтом комбриг Ковалев одобрил предложенный план боевых действий. Было решено немедленно приступить к выполнению намеченной операции. В тот же день Н. Самурский отправил в Леваши на имя Богатырева телеграмму, в которой ему предлагалось срочно выступить к Турчи-Дагу, в местность Дабури, и там присоединиться к нашему отряду. Вечером того же дня мы выступили в сторону аула Чох, а утром прибыли на Турчи-дагское плато. Одновременно туда подошел партизанский отряд А. Богатырева численностью до ста всадников. После короткого отдыха мы вместе выступили в направлении Чоха и по дороге встретили аванпосты противника, которые в результате смелой атаки вынуждены были отойти. При нашем приближении к аулу Чох противник открыл ураганный огонь. Подступ к Чоху - узкая труднопроходимая горная тропа - все время находился под огнем укрепившихся в ауле мятежников. Чтобы ускорить завершение намеченной операции, было решено установить связь с казикумухскими партизанами. Передав на время моего отсутствия командование сводным партизанским отрядом А. Богатыреву, я отправился в путь в сопровождении одного из партизан. Мы проехали 8- 9 километров и неожиданно оказались в расположении казикумухского отряда. Приняв нас за разъезд противника, казикумухцы с угрозами бросились нам навстречу. Но меня узнали: "Это наш Кара! " - раздались радостные возгласы. Подошли командиры. Я сообщил им (Эффенди Махмудову, Г.-Б. Сулейманову и др.) о положении на фронте, и мы решили написать совместное письмо обществу селения Чох. В письме предлагалось прекратить всякое сопротивление и немедленно поднять белый флаг, указывалось, что мы являемся только передовыми отрядами крупных красноармейских соединений, которые идут вслед - за нами, поэтому сопротивление совершенно бесполезно. С этим письмом был послан партизан Джабраил Мутаев. Как только он подъехал к Чоху, я дал сигнал к выступлению. Партизаны развернутым строем стали спускаться с гор к Чоху. Старейшины общества Чох, получив письмо и узнав, что к аулу приближаются крупные силы, подняли белый флаг. Навстречу красным партизанам вышли почтенные старики. В ауле находился штаб Гоцинского. При нашем приближении главари повстанцев бежали. При этом сам Гоцинский не успел захватить свои хурджины и даже именную печать. Так 17 октября 1920 года без кровопролития был освобожден аул Чох.

Комендантом Чоха был назначен Абакар Катаев. Беднота аула оказала нам помощь продуктами. В ту же ночь были сделаны необходимые приготовления к выступлению в направлении аула Кегер, где скопились крупные силы противника во главе с подполковником Пираловым. Утром партизанские отряды (лакский, даргинский и др.) перешли в наступление. На подступах к Кегеру противник со своих укрепленных позиций открыл сильный огонь, и наше наступление приостановилось. Все партизанские отряды были организованно отведены в район кегерских высот. Теперь нам очень нужна была помощь краноармейцев для совместного удара по Кегеру. Зная, что один батальон красноармейцев расположен в селении Салта на расстоянии 5- 6 километров от Кегера, я решил договориться с командиром батальона о совместных действиях. Заранее разработав детали совместных операций, я отправился в аул Салта, доложил командиру красноармейского батальона о положении дел на кегерском направлении и изложил свой план боевых действий. Но для его осуществления командир батальона должен был получить разрешение у командующего фронтом. Командир составил рапорт, в котором описал обстановку в районе Кегера и просил командующего фронтом дать приказ о выступлении батальона в этот район. Поздно вечером был получен приказ, согласно которому красноармейский батальон должен   был  немедленно выступить из селения Салта и присоединиться к нашему отряду. Поднятый по тревоге батальон перед рассветом выступил в направлении Кегера. Приблизившись к аулу, красноармейцы развернутой цепью пошли в наступление. Противник встретил отряд ураганным огнем, но красноармейцы продвигались вперед без единого выстрела. Видя безполезность сопротивления, сжатый с двух сторон, враг прекратил огонь и отступил. В Кегере подняли белый флаг. Батальон красноармейцев и партизанские отряды в организованном порядке вошли в аул. Это произошло 18 октября 1920 года.  После освобождения Чоха и Кегера председатель Дагревкома С. Габиев от имени ревкома и обкома партии поздравил красноармейцев и партизан телеграммой следующего содержания: "Во исполнение поручения, данного мне постановлением Дагестанского обкома и Дагестанского ревкома от 18 октября 1920 года, счастлив поздравить красных партизан и доблестных красноармейцев с блестящей победой в селениях Чох и Кегер. Верим, что подлые предатели интересов трудовых масс Дагестана будут скоро окончательно разбиты наголову... Блестящее дело славных партизан в селениях Чох и Кегер впишется золотыми буквами в историю революционной борьбы в Дагестане. Член революционного   совета Трудовой Армии, председатель революционного  комитета Дагестана С. Габиев". Подробно см.: Караев К.Р. Воспоминания. Махачкала, 1968, С. 51-53. - Прим. ред.).

 После того, как захватили аул, три дня  большевики грабили все, что было в  домах. Заходя в каждый дом, обзывая женщин "нажмудиновскими прихвостнями", большевики забирали ковры, домашнюю утварь, драгоценности из сундуков.               

Веранду Гаджиалиева Магомедгаджи, где стояли 120 ульев пчел, большевики, подложив мину, взорвали. Говорили, что после этого там слышны были голоса салтинцев, набросившихсь на "бесплатный» мед, говоря: "ХъахIа-хъахIаб квене"  ("Кушайте, что белее!"). В Темир-Хан-Шуру в тюрьму отправили престарелого Тулпаргаджи и еще троих жителей нашего аула  как главарей сопротивлявшихся. Тулпаргаджи там и умер.  Наконец по приказу Богатырева всех мужчин, оставшихся в ауле, загнали на площадь в Хъубухъ, там уже был установлен пулемет для их расстрела. Этому помешало полученное большевиками письмо за подписью председателя Гунибского окружкома  М. Омарова-Чохского, присланное Пираловым Омаром, где было указание отменить приказ А. Богатырева. Так  благодаря Омару Пиралову наш аул не сожгли и всех мужчин не перебили, как это сделали большевики в ауле Хаджалмахи (Из-за того, что было убито 5- 6 красноармейцев, была проведена карательная акция, в результате чего было убито 360 ни в чём не повинных хаджалмахинцев. Подробно см.: Ахмедов К.А. Хаджалмахи, Махачкала, 2002 . С. 78- 79. - Прим.  ред.).

Алибег Богатырев четыре дня настойчиво искал Гитингаджи и его товарищей. Мусаев Ибрагим рассказывал, что даже его – мальчишку 11 - 12 лет вызвал на допрос сам Богатирев. Сколь строго ни допрашивал он меня, - говорил  Ибрагим, -  я не смог рассказать ему, где скрывается Гитингаджи, потому что я действительно не знал место их нахождения. В самом деле, никто в ауле не знал, где они скрываются. Знали, что они спустились в ущелье Гарах (Гьарахъ), а где они скрываются, никому не было известно.  Люди Богатырёва заглядывали во  все пещеры, но все поиски были тщетны. Только  в 1991 году обнаружилось место, где они скрывались. В том году зимою 4 альпиниста из Дагестанского политехнического института сумели, привязавшись веревками, добираться до двух пещер недалеко от аула, находящихся в ущелье Гарах высоко в скале. 

Вход в эти очень древние просторные пещеры был замурован каменными стенами. Старожилы рассказывали, что ни один человек из нашего аула не сумел пробраться к ним. Такая же пещера находится и в Гацале. Ее каменная лестница высотою в 15 метров резко обрывается в трех-четырех метрах  до входа в пещеру. Видимо, тот, кто хотел забираться внутрь пещеры, приставлял лестницу из длинных бревен.              

В одной из этих пещер в Гарах альпинисты нашли патрон нагана, в другой – пестик из речного камня от ступки для чеснока и остатки гнезда орла. Можно с уверенностью сказать, что патрон нагана тут остался от группы Гитингаджи. Позже, когда внимательно обследовали местность, внизу перед пещерой обнаружили каменную площадку, на которую устанавливали лестницу к ее входу. Конечно те, кто там скрывался, лестницу забирали с собой наверх в пещеру, чтобы никто не заметил входа. В то время не многие знали о тайных пещерах,  а Гитингаджи, можно предположить, знал о них. 

В сердцах наших односельчан неизгладимый след оставили  большевики своим невероятно жестоким обращением, даже в наше время аксакалы с душевной болью вспоминали те трагические дни. Также беспощадно поступили партизаны отряда Богатырева и с жителями аулов, расположенных на Хунзахском плато. Тогда, положив руку на Коран, Шамиль из Ободы дал перед дибиром и джамаатом своего аула клятву, что он убьет Богатырева. (О его жизненном пути, правда приукрашенном, где не написано о его злодеяниях см. в кн.: Алиханов А. Алибек Богатыров. Художественно-документальная повесть. Махачкала, 1991. - Прим. ред.).

Осенью 1920 года Шамиль Ободинский ночью в ауле Мочох окружил отряд Богатырева. Живыми оттуда выбрались только два большевика.  Многих перебили на месте. В книге З. Гаджиева "Красный отряд" написано, что даже тех, кто сдался, горцы зарезали, как гяуров, кинжалами вблизи аула Сивух. Оказывается, аварцев, находившихся в отряде Богатырева, М. Атаев не пустил в Мочох и оставил их с собой в Хунзахской крепости,  говоря им, что аварцы не должны воевать против аварцев.

В 1921году под руководством имама Нажмуддина весь горный Дагестан был очищен от большевиков. Тогда в Дагестан была брошена 8-я армия под руководством генерала Тодорского. Теперь в Дагестане против 10- 15 тысяч мюридов было более ста тысяч большевистских солдат.

283-й полк красных прибыл в Чох. Под руководством командира полка Положитникова и военного комиссара Калинина красноармейцы захватили аулы Обох и Согратль. Беспощадно покарала 8-я армия дагестанский народ за борьбу против большевиков. По приказу генерала Тодорского растреляли всех мужчин аула Хаджалмахи, многих женщин взяли  в плен. В ауле Гиничутль в одну ночь убили 58 мужчин. Не пощадили стариков, совершавших намаз, женщин, кормивших грудью своих детей. Большевики сожгли Геничутль, а людей, оставшихся в живых, выселили из аула. (В годы Гражданской войны так называемая "ударная группа", состоящая из красноармейцев, руководимая А. Тодорским и Н. Самурским,  устроила настоящую бойню, было убито более 80 мирных жителей: 70 мужчин (почти все мужское население старше 13 лет) которые в этот день находились в селе, и 10 женщин, село разграбили. Оставшиеся в живых женщины и дети были высланы, дома были сожжены. В 1937 г., когда судили Н. Самурского, вторым пунктом обвинения было «разорение мирных жителей села Геничутль". Н. Самурский был расстрелян как враг народа. Подробно см.: Магомедов-Кутлаев Р. Трагедия села Гиничутль // Молодежь Дагестана.  2003. 23 мая. С. 5 и материалы Интернетсайта "Односельчане.ru".- Прим. ред.).

 И сама 8-ая армия в Дагестане понесла большие потери. Один полк был истреблен в Ботлихе, другой – в Хаджалмахи. Крупные сражения были и в других аулах. 

Солдаты Красной армии пришли и в наш аул. По дороге к селу со стороны Железного моста первым встречается хутор Хромого Махмуда. Он постоянно проживал там. Из его потомков никого ныне нет в живых. Его единственный, психически больной сын, увидев солдат, вошедших в дом, набросился на них. Сколько бы его мать не умоляла не убивать сына за это – больной юноша был убит на глазах у матери. 

На этот раз наши односельчане не выступили против большевиков. Одна их группа пробыла в ауле 15- 20 дней. Нашим людям они запомнились тем, что резали ишаков и питались ослятиной.       

В 1920 году в горах Дагестана  Гражданская война не прекратилась. Даже до конца 1921 года боевые столкновения продолжались в аулах нынешних Чародинского и Цунтинского районов, а также в ауле Ругуджа. В  большой поэме, будто бы написанной тогда ученым-арабистом из Щулани, имеются такие строчки: 

"Сулулгун тIолго Кудел капуралгун цолъана, БахIарзал КIогьорисез кIварал яхIал рахъана".

Перевод: 

"Салтинцы и все кудалинцы с кяфирами сплотились, 

Постарались храбрецы – кегерцы изо всех сил честь сберечь…". (Публикацию расширенной версии этого стихотворения-поэмы, выявленного М.Абакаровым см.: Газета «Кегер», № 2 за март 2007. - Прим. ред.).

В 1921 году несколько наших односельчан с ишаками были мобилизованы для доставки припасов для солдат Восьмой армии, воевавших в нынешнем Чародинском районе. Среди них были Давудов Халид,  Давудов Салих, Тагиров Али и др. В 1960 году им выдали удостоверения красных партизан. 

На стороне большевиков воевали из кегерцев Махмудов Шамиль и Балдаев Насрула. В 1920 году они находились в Гунибской крепости, осажденной мюридами Нажмуддина Гоцинского. В своей книге Г. Идармачев пишет о том, что красного партизана из нашего аула Исубилава вместе с Османовым  люди Н. Гоцинского вели в Ругудже на расстрел, но он сумел сбежать и спастись. (Возможно, авторы здесь привели материал воспоминаний красных партизан или, вероятно, ошиблись с источником, потому что в книге Г. Идармачева упоминается Абдулаев из Ругуджа, а не Исубилав. См.: Г. А. Идармачев. Чох. Махачкала, 1992.С. 38; Махачкала, 1996.С. 44. - Прим. ред.).

Махмудов Шамиль многие годы служил в органах МВД Дагестана, работал начальником Гунибского районного отделения милиции.  В годы войны участвовал в операциях по поимке дезертиров и бандитов, действовавших в лесах Цунтинского и Цумадинско районов. Ему пришлось участвовать в крупной операции, в результате, которой был разгромлен немецкий разведштаб, дислоцировавшийся высоко в горах на границе Грузии, Чечни и Дагестана. В результате этой удачной операции был взят в плен немецкий генерал вместе со штабом и самолетом на потайном аэродроме. Немцами этот разведштаб был создан в 1942 году для подпольной работы по организации антисоветских выступлений в регионах Кавказа. Оказывается, штаб руководил деятельностью групп вооруженных легионеров, действовавших на территории Чечено-Ингушской Автономной Республики, снабжая их оружием и боеприпасами.